Общество поэтов

  • Поэты добавляйте стихи
  • Добавляйте новых друзей поэтов
  • Делитесь Вашими стихами на видео
  • Создавайте свои группы

Вход в общество поэтов



Недавняя активность

  • Павел Карачин обновил(а) стихи в дневнике Время (18.08.2017 г....

    Надвигается буря - отпирай ворота:
    В меблированных тюрьмах, нетрезва и хитра,
    На отвисшее брюхо и бесформенный зад
    Время - старая шлюха - примеряет наряд.

    От прелестницы юной не осталось следа,
    Стала злой и угрюмой. Узкий лоб в бороздах,
    В горле хрипы и клокот, легкий запах гнилья,
    Но в охоте помогут шмотки и макияж.

    На измятые ляжки натянула свое
    Из бессовестной фальши кружевное белье,
    Предрассудки и слухи стали сеткой чулок,
    В волосах потаскухи похоронный венок,

    Ярко ногти накрасив кровью павших солдат,
    Что погибли напрасно за понты и откат,
    Смесь нагара и пепла крематорных печей
    Оттеняет умело взгляд холодный очей.

    Знает толк в туалетах, моды авторитет -
    Клочья бронежилетов ей пошли на жакет,
    Палантин полотняный - униформы рванье
    И знамена тиранов стали юбкой ее.

    Брошь к наряду уместна - шарм живет в пустяке:
    Полумесяц и крестик в черно-белом кружке...
    Лабутены напялив - пару грозных ракет -
    Время плечи расправит и идет на проспект,

    Где без устали кружит похотливый поток.
    Шлюха тех лишь обслужит, кто силен и жесток,
    Кто подарит ей случай стать ничем и никем,
    Кто рукою могучей бьет ее по щеке

    И широкой ладонью зажимая ей рот,
    Наплевав на законы, властно горло сожмет,
    Без сомнений и правил выбивая из сил,
    На колени поставит и прикажет: "Соси!"

    Беспощадной лавиной обезумевший скот
    Жадно ноги раздвинет и без смазки войдет -
    Бесконечно неистов ненасытный бунтарь...
    Лишь клиентов-садистов любит старая тварь!

    От души позабавясь, не прощаясь уйдет,
    На кровати оставив пару мятых банкнот.
    Упоенная связью, потакая греху,
    Время денежной мазью смажет раны в паху...

    Удовольствие мнимо! Велики платежи:
    Гонорея фашизма, инквизиции вши,
    Уретрит геноцида, провалившийся нос
    От ковровых бомбежек час со шлюхой принес.

    Отдышавшись и вскоре возвратившись домой,
    Фото мертвых партнеров ставит мразь на трюмо,
    Усмехнувшись удаче. Равных Времени нет!
    Будет вечер, а значит нужен новый клиент.

    myblog 1 дн. назад
  • Инна Фидянина Зубкова обновил(а) стихи в дневнике Мужики и бабы...

    Бабью дурь я не отдам


    Ах, какая я хорошая была:
    на работе, в поле, дома — всё сама!
    Настирала, наготовила и в гроб,
    лежу тихо, жду: ну кто же заревёт?

    Муж пришёл, нажрался, пошёл спать,
    дети и искать не стали мать.
    Полежала, встала с гроба, побрела:
    зайду в лес и сгину навсегда!

    Кинутся меня искать, ан нет?
    Любят меня, бабу, или нет?
    (Баба дура, баба дура, не дури!)
    Я иду, а по лицу бьют камыши.

    Улеглась я в камышах. Нет, не проснусь.
    А уснуть мне не дают мошка и гнусь.
    Плюнула, топиться я пошла.
    (Баба дура!) Баба дура? Баба зла!

    У болота села и сижу,
    я не дурочка, топиться не хочу.
    Осерчавшая на мужа, на детей,
    поплелась я к дому поскорей.

    — Почему ж не кинулись искать?
    «Хватит, мама, шляться, иди спать.»

    Я к плите, беру сковороду.
    Ой, кого забью, того забью: 
    «Ая-яй, ая-яй,
    провожай и встречай
    мать родную у ворот!
    (Видно, сковородка ум даёт!) 
    Как умру, не кинетесь меня!
    Мать у вас плохая, значит, да?»

    Свистит сковорода по всем дворам...
    Не просите, бабью дурь я не отдам!

     

    С днём Валентина


    — С днём святого Валентина,
    Валентина! «С Валентином!»
    — Ты свиней не покормила?
    «Покормила, покормила.»
    — А корову подоила?
    «Подоила, подоила.»
    — И кролей пересчитала?
    «Наши все, чужих не крала.»
    — Завтрак будет, Валентина?

    «Будет завтрак тебе, милый,
    поварёшкой по башке!
    За что горе тако мне?
    Пошёл вон, дурак плешивый,
    старый, толстый и ленивый,
    пьющий, врущий и курящий,
    а ещё кобель гулящий!
    Иди зерна насыпь курям
    и пройдись-ка по дворам,
    мужики колют дрова,
    лишь одна я у тебя:
    сама — топор, сама в полень.
    Хоть ложи голову на пень!»

     

    Барыня-сударыня


    Барыня-сударыня на войну ходила,
    барыня-сударыня врагов дубиной била:
    намахалась, наоралась, устала,
    а как села отдохнуть, так не встала.

    Опечалилась, пригорюнилась.
    Едут танки на неё, на них плюнула,
    да так плюнула, что взорвались!
    Мы танкистов искали. Не встречались?

    Так зачем же их искать, они пристроены:
    в поле пашут, боронят наши воины!

    А барыня-сударыня в стороночке
    насмехается стоит и нисколечки
    о войне той злой не жалеет:
    ждёт когда «на нас конём»,
    так рожь посеем!

     

    Кума куму не дала


    Как куму кума не дала пирога,
    не дала пирога, пожадничала,
    пожадничала, повредничала,
    открутилась, отвертелась, привередничала.

    «Не крутись, кума, не ломайся,
    а иди в кровать, раздевайся.
    Разговаривать после будем,
    где нагайка висит, не забудем!»

    Разговоры, разговоры, разговоры спорятся:
    — Что-то мне, куманёк, нездоровится,
    нездоровится, голова болит,
    голова болит и в коленочке свербит! —
    отказала кума
    куму, вроде, навсегда.

    А нагайка висит, нагайке чешется,
    соскочила с гвоздя и плещется:
    по душе гуляет, по бабьей.

    «А теперь в постель и оладьей!»
    — В постель так в постель, не спорю,
    а оладьей сейчас сготовлю!

    Вот так куму кума не отказала,
    а с постели как встала, выпекала
    оладушки золотистые,
    поджаристые да ребристые,
    вкусные: — На здоровьице! 
    Пусть нагайка на стене успокоится.

     

    История любви, а то ли нелюбви


    Рассказываю всё как было:
    родилась я, значит, училась,
    не пила, никому не давала,
    по тёмным дворам не гуляла,
    любила папу и маму,
    бабу Нюру, курицу, Ваню.

    Вот с Ваней беда и вышла.
    Чужой он был, то есть пришлый,
    его во дворе невзлюбили:
    не звали на праздники, били.

    Я его пожалела,
    накормила, помыла, одела
    и на себе женила.

    Так и жили от мыла до мыла:
    работа, баня и дети,
    а за детями не углядети!

    Потом Ваню сильно побили
    (в селе его не любили).
    На моих руках он и помер.
    Собрала я детей и в город — 
    не простила селянам обиды.

    Теперь меня дома не видно:
    я пью, гуляю, танцую,
    по кабакам пирую
    и Ваню своего поминаю.
    За что убили? Не знаю.

    А дети со школы в заводы,
    нет мне больше заботы! 
    Сорок лет — совсем молодая,
    весёлая, озорная,
    в зубах, как всегда, беломора.

    Вот так бегала я от позора
    к позору совсем плохому —
    нетрезвому, холостому.

    Ты записывай, всё так и было:
    мать меня не простила,
    отец в свинарнике умер;
    а как ветер на курицу дунул,
    так и баба Нюра помёрла.

    Собралась я, в деревню попёрла.
    Приехала, села: — Дома!
    Завели мы с мамкой корову
    и ещё долго жили:
    много ели, водку не пили.

    Нас на праздники звали,
    но мы лишь руками махали:
    — Вы уж так как-нибудь веселитесь,
    сами с собой деритесь!

    А мы на лавочку и за семечки,
    две не пожившие девочки,
    две молодящиеся старушки —
    бездушные душечки душки.

     

     

    Как я бегала от счастья до счастья


    Напрямую ни от кого не зависело счастье.
    Был бы суд-пересуд, а «участие»
    у завистников быстро найдётся.
    Кто в моём случае разберётся?

    Всё хорошо у нас было:
    дом, корова, свинья, кобыла,
    и прозвище наше Силантьевы.
    Фамилия? Да ладно вам!

    Не обижал меня муж то,
    жили мы дружно,
    но не было у нас деток,
    и мой Михалко забегал.

    А бегал он по незамужним,
    то бишь, дитё ему нужно.
    Забрюхатили сразу трое.
    Теперь суд. Как понять такое?

    На суде все ручищами машут!
    Тятьки вилы на Мишку тащат:
    «Порешаем (кричат) на месте!» —
    каждый дочь свою тянет в невесты.

    Надумала я утопиться
    иль самогоном залиться,
    но плюнула, ждать решила — что будет,
    с меня уже не убудет. 
    Вот такая история приключилась.
    Недолго мы разводились.

    У Михайло новая была свадьба,
    алиментов на две усадьбы,
    и пересудов лет эдак на тридцать:
    позор скороспелым девицам!

    А в деревне осталась я виноватой:
    от того, что не ходила брюхатой.
    И мне пришлось съехать,
    в другое село уехать
    под названием «строительство БАМа».

    Там я была желанна.
    Записалась я в коммунисты
    и с листа нового чисто
    жизнь свою начинаю.

    Знаю, счастье где-нибудь повстречаю,
    ведь оно ни от кого не зависит,
    счастье с белого облачка виснет:
    хватай, молода покуда!

    А молва, суды, пересуды,
    где бы ты ни была, догонят:
    «Разведёнка, прям тут иль в вагоне?»

     

    Как мы тётку Нюру крестили


    А было всё так: на крещение
    принимали мы омовение:
    тётку Нюру
    с толстющей фигурой
    посадили на лёд,
    а она ни назад, ни вперёд. 
    — Прыгай, Нюра!
    Та: «Не могу, ведь, фигура
    застряла в сугробе!»

    — Эта дура всю прорубь угробит,
    её надо в баню,
    хорошенько попарить,
    чтобы сбросила сто кило,
    вот тогда и на дно!

    В баню Нюра, вроде бы, хочет,
    сидит в сугробе, хохочет. 
    — Тащите её в помывочную,
    пока волны нет приливочной
    в нашей воде-океане!

    «Волны в проруби не бывает,
    там раки и щуки
    от разной-всяческой скуки», —
    Нюрка вдруг испугалась,
    с сугроба быстро поднялась.

    А наши местны мужики
    (тоже ведь не дураки)
    как её в прорубь закинут! 
    Христа помянут и выпьют
    литра три самогона:
    — И что я такой влюблённый
    в морозы крутые крещенские?
    — Да. Только бабы пошли дюже мелкие!

     

    Я разочарована в любови деревенской


    Интересные мужчины —
    те, которые в кручине
    не бывали никогда.
    Я б за ними так пошла:
    голая, раздетая,
    колхозными заветами
    вся, как кукла, скована.

    Я разочарована
    в любови деревенской.
    Танец хочу венский
    сплясать с поэтом злобным.

    Хлопай, душа, хлопай
    голодна пока что.
    Хочу чтоб принц бумажный
    писал мне… Не напишешь?
    Слышишь ты, не слышишь?

     

    Тётя Зоя и валенки


    Тётя Зоя
    ни с кем не спорит,
    она сидит на завалинке,
    латает зачем-то валенки,
    но от латок её нет прока:
    от первого снегу потёкла
    её прошлогодняя латка.
    Ну и ладно.

    А на улице вечер,
    и полон скворечник
    скворцами,
    там деточки с мамой.
    И лето!
    Жаль, Зоя, ты не раздета.

    Забрось свои валенки за забор,
    может, припрётся Егор
    на дармовщину:
    спрячет свою личину,
    дитя «надует».

    «А оно нам надо?» — задует
    тётя Зоя сальную свечку,
    проверит свои колечки.

    И спать в одиночку завалится.
    «Пущай хоть хата развалится!» —
    ей Егора чужого не надо,
    ему и его жинка рада.

    * * *
    А мы тоже слезем с завалинки,
    подберём эти старые валенки
    и пойдём по-взрослому целоваться.
    Не век же нам женихаться?

     

    О том, как дети бабам надоели


    Дети бабам надоели:
    пить хотели, спать. Поели
    и давай опять орать. 
    Так орут, что не унять!

    «Что же делать, как же быть,
    как о детях нам забыть?»

    И придумали чудилку,
    саму страшную страшилку:
    не рожать детей и вовсе,
    а родив, так сразу бросить!

    И пошло-поехало:
    сто грехов нагрехали
    и ещё немножко,
    видала даже кошка!

    Но недолго такое было,
    Клавка с дедом согрешила,
    родила — не отдаёт!

    Собрались бабы на сход:
    «Что делать с Клавкой,
    ножом её или булавкой?»
    Решили просто забить топором.

    А Клавка прёт напролом,
    забралась на сцену
    и орёт: «Где смену 
    брать вы будете?
    Сдохнете или скурвитесь!»

    Говорила Клавка час,
    а может, два. И сглаз
    уходил потихоньку:
    трезвели бабы, легонько
    дитя того шлёпали.

    И нравилось им! Ой, хлопали
    глазищами непонятными:
    «Что за порча такая отвратная
    на наши головы навалилась?»

    Вот бабы очухались и влюбились
    в самого распоследнего старика!
    Он еле живой. А я
    к своему муженьку приеду уж скоро:
    «Ну здравствуй,
    самый милый на всей планетище, Вова!»

     

    Бабы и тоска вселенская


    Жили-были бабы. Так себе жили,
    ни хорошо и ни плохо:
    никого никогда не любили —
    всё меньше мороки!

    И в чёрную глядя вселенную,
    ни о прошлом не плакали, ни о настоящем,
    а думали: «Мы наверное,
    кинутые или пропащие.»

    А звёзды такие печальные,
    ни в конце пути, ни в начале
    «друзей баб» никогда не видели:
    девок бросили те или обидели?

    Бабы ж играли в игрушки,
    перекладывали подушки
    с пустого места на место.

    «Чудесное слово Невеста!» —
    вздыхали бабы и плакали,
    да жизнь отмеряли знаками
    на своём нелёгком пути:
    надо идти, идти и идти...

    Шли бабы долго,
    прошли Енисей и Волгу,
    вошли в Карибское море:
    «Нет нам счастья, утонем!»

    Тонули они тоже долго
    (растолстели бабы), без толку
    свои пышные бёдра топили,
    лишь веру в погибель убили. 
    Уселись на берегу, ждут:
    когда «друзья баб» приплывут?

    Но лишь глупо бакланы кричали,
    да сирены на баб ворчали:
    «Не ждите друзей, они с нами,
    мы их к себе забрали
    (эх, давно это было)
    Ивана, Степана, Василя...»

    И список имён наполнил
    огромное море. «Помним
    (шептали бабы) Ивана,
    Степана, Емелю, Полкана...
    Помним, а ну отдайте,
    немедля мужчин верстайте!»

    И кинулись на сирен своим весом
    (каждая сто кило), и бесы
    покинули синее море:
    сдохли сирены. Вскоре
    на сушу вышли Иваны,
    Степаны, Емели, Полканы...

    И толстым бабам сказали: «Невесты,
    даже вес ваш нам интересен!»

    А ко мне подошёл мой Вова:
    «Ну здравствуй, моя корова,
    поправилась ты без меня,
    пойдём вес сгонять!» Ну и я
    побежала за ним, як тёлка.

    Вдруг песня вселенская смолкла,
    печальная такая песня.

    «Мы новую сочиним, чудесней!» —
    «друзья баб» хором сказали
    и звёздами закидали
    весело пляшущих женщин.
    Это счастье, ни больше, ни меньше!

     

    Помирай хоть так


    Как ты жил дурак, помирай хоть так!
    Помирай хоть так: да ни так, ни сяк.

    Ты такой-сякой был у маменьки,
    ты такой-рассякой был у тятеньки,
    у любимой жены слыл не ласковым.

    Сам не ласковый, не обласканный,
    пожил — что не жил,
    попел, поседел
    и пошёл пешочком на выселки:
    ни друзей не видать, ни Марысеньки!

    А есть сын у тебя,
    что ругает отца,
    всё ругает тебя да плачется:
    — И куда ж ты, отец? Да хватит уж!

    Вот царю народ да всё смотрит в рот,
    а твой народ за тобой не прёт,
    не прёт народ, ему не хочется,
    даже пристав и тот обхохочется!

    А звёзды с неба заплакали:
    «Почему ты, мужик, не алкаешь,
    не молишься, не просишь милости,
    иль на бел свет у тебя нет видимости?»

    Поморгали звёзды, померкли.
    Ты протёр глаза, а на вертеле
    болтается Россия-мать.
    Потянул рукой. Ан, не достать!
    И пошёл пешком до своих выселок,
    гол как сокол:— Авось не выселят!

    * * *
    А душа его на том же вертеле:
    «Пропадай родня!» Вот вы не верите,
    а он жил, как дурак,
    да пропал за так.
    И горит в огне — нет спасения!
    Человечеству не даст прощения.

     

    Чай и разговоры


    Чаи гонять — не хворост вязать.
    А где его взять?
    У нас лишь сосны и ели.
    Не, за хворостом мы ходить не хотели.

    Мы чай пили и
    разговоры говорили,
    о кустах да о грядках:
    всё ль на огороде в порядке?

    А ещё шушукались о голубике,
    малине, морошке, чернике.
    Много трепались о лесе:
    чертях, водяных и бесах.

    И самое главное, леший:
    завалит, если ты пеший;
    а ежели на кобыле,
    проедешь — она ему мила!
    На коне ж далеко не пустит,
    его вкруговую пустит:
    загоняет, изморит.
    Слышь, что народ говорит?

    А народ всегда прав,
    ведь у него нет прав!
    Видишь, у нас одни ёлки
    и иголки, иголки, иголки.
    Мы в сибири народ колючий,
    потому что мороз у нас злючий.

    Поэтому царь до нас не доедет.
    А если доедет, то встретит
    нашего лешего — деда Егора,
    с ума давненько сошёл он:
    топорик где-то нашёл
    и по тайге всё бродит,
    царя зовёт. Тот не приходит.

     

    Мужики от сохи до сохи

     

    От сохи до сохи
    мужики, мужики,
    мужики, мужики, мужичишки:
    малёнки, мальчонки, мальчишки —
    крепыши, худыши и пышки,
    падающие у борозды,
    не вернувшиеся с войны.

    Мужику любого роста
    в свой дом войти непросто:
    огреют иль обогреют,
    накормят или побреют?

    А если дом пуст,
    то зубов слышен хруст
    и запах конины
    в спину:
    «Нет, подруга, тебе сюда не положено,
    хоть ты и неплохо сложена,
    но меня б устроила баба
    да кучу деток мне надо!»

    Мужикам, мужикам, мужичонкам
    нужны пацаны, девчонки
    для продолжения рода,
    да щит и меч от уродов!

    А ещё мужику нужно поле,
    только в поле мужицкая воля,
    только в поле мужицкое счастье.
    «Но, пошла...»
    Беды, чёрт возьми, здрасьте!

     

    Начинаю жить


    Начинаю жить заново под именем бога:
    «Ах ты, царская недотрога,
    тебя даже я не трогал,
    а жизнь за тебя отдал
    сахалинский девятый вал!»

    Я устало пожму плечами,
    почему-то хочется к маме
    и в сырую могилку к отцу:
    — Я ведь скоро умру?

    «Скоро, дочечка, скоро!» —
    успокоит бог, словно
    сам собрался на небеса.
    Я оделась, гулять пошла.

    А на улице кружит вьюга:
    «Раздевайся, ложись, подруга,
    на мягкий, пушистый снежок!»

    — Врёшь, не вышел мой срок! —
    снег стряхнула и в дом иду,
    дома тепло в пургу.

    А кот-баюн обогреет:
    «Открывай свою книжку скорее
    да листай, читай и пиши!»

    — Тихо, киска, я сплю, не дыши,
    не урчи с таким грохотом в ухо.
    Хорошо. Уютно. Проруха!

     

    Мать плохая


    Твори добро и кидай его в воду:
    будут в воде бутерброды,
    будут в воде апельсины
    и сумасшедшие арлекины
    захохочут — не будет мочи!

    Радостные гуляют дочи
    по воде и маму ругают:
    мама такая, мама сякая,
    мама у них плохая!

    А в чём провинилась мама?
    «Да что-то не так сказала,
    как-то не так повернулась,
    не по-правильному оглянулась,
    залезла в наши тетрадки,
    пересчитала оценки, закладки
    в книжках перемешала.
    В общем, мама плохая!»

    * * *
    Твори добро и кидай его в воду.
    Жуй с колбасой бутерброды
    да ругай свою мать,
    тебе есть что терять:
    сладких кило апельсинов,
    бешеных арлекинов
    и подружек целую кучу.

    Нет, я вас не замучаю,
    мои милые дочки.
    Поставлю на ноги прочно
    и отойду в сторонку.
    Желаю вам по ребёнку,
    а будут деньги — по двое.

    И не надо вам моей доли.
    Лишь одно пожелаю:
    творите добро и кидайте
    его вот так запросто в воду.

    Будут в воде бутерброды,
    будут в воде мандарины,
    и внуки (для мамы Инны)
    радостно захохочут —
    о бабушку зубы поточат!

     

    Я и длинная повесть


    Написала б я длинную повесть
    «Мой муж — идиот», но совесть
    будет, наверное, мучить,
    ведь жить с идиотом скучно,
    он мне не скажет: «Инна,
    сбегай сегодня за пивом!»

    И тело не приласкает.
    Он идиот. Чёрт знает,
    что это у нас такое!
    Но он молчит. Вот снова
    падает зеркало в ванной.
    Устала я быть незваной
    в своём собственном доме.

    Я очень хотела к Вове!
    Но Вова боится тоже
    стать на дебила похожим,
    если со мной сойдётся.
    Что же мне делать, боже?

     


    Жила я у маменьки


    Ой, жила бы я у маменьки
    до самой своей смертушки,
    и игрались мои детушки
    до смертушки моей матушки 
    на руках у бабушки,
    ели её оладушки.

    Как жила бы я у маменьки
    и летом, и зимой,
    а если б снегом закидало наш дом,
    то мы б хоронились в нём
    от вражинов лютых,
    от дедов согнутых
    да от разных дураков!

    Я б спала даже без снов,
    если б с маменькой жила.
    Где ты, мама? Умерла.

    myblog 1 дн. назад
  • Николай Саллас создал(а) стихи в дневнике Молчание сердец...

     

    Не помогут переговоры -
    Мирные прошли времена.
    Остаются вечные споры,
    Неприязнь и в общем война.
    Песни о любви все пропели.
    Ничего не ждём от весны.
    Пролетают нудно недели.
    Что ещё друг другу должны?

      Припев:

    Мы не старые, но усталые -
    Не пойдём по дороге одной.
    Безразличны нам зори алые,
    Что пылают там - за спиной.

    Почему же так поступили?
    Не поют для нас соловьи.
    Как разрушили и убили,
    То, что долго беречь могли?
    Отдалились, забыв былое
    И себя не хотим спасать.
    Состояние непростое -
    Непонятно, что дальше ждать.

      Припев:

    Натоптались в одной упряжке -
    Не смогли тянуть до конца.
    Без надежды -  не жди поблажки,
    Потому что молчат сердца.
    Кто же мог бы поверить в сказку,
    Что пути заведут в тупик.
    Как спасения ждём развязку -
    Наш любовный засох родник.

      Припев:

    07.01.2018
    myblog 1 дн. назад
  • Сергей Носов создал(а) стихи в дневнике ЧАСЫ НА СТЕНЕ ПОДБО...

     

    ЧАСЫ НА СТЕНЕ

     

     

    ПОДБОРКА СТИХОВ  49

     

     

     

       .   .   .

    Часы  на  стене
    старомодны  как  девушка  в   белом
    у  окна
    за  ним  сад  и конечно  цветы
    и  естественно  осень
    цветы  увядают
    и  девушке  грустно
    и  в  руках  у  нее
    кружевной  старомодный  платок
    и  клубится  туман
    и  слова утонченно  красивы
    и  воздушна  печаль
    и  наполнен  бокал  тишины.

     

     

     

       .   .   .


    А вдруг
    сегодня снова
    будет солнце
    когда день станет
    безупречно белым
    и поплывет оно
    над головой
    и плюхнется
    когда-нибудь
    в далекий пруд
    заката
    и буду я
    писать ему
    стихи.

     

     

       .   .   .

    Жизнь заплетается
    в длинную девичью косу
    каждый  ее волосок -
    это  прожитый день
    только когда-то  придет
    удалой  парикмахер
    скажет:
    ненужная длинная скучная жизнь
    лучше пусть будет
    смешной и короткой
    девчоночьей стрижкой
    и побежит по  лугам
    просто так
    как тропинка
    или останется  только
    веселой картинкой
    которую мы
    на своей  одинокой дороге нашли.

     

     

     

     

     

     

     

        .    .    .

     

    За занавеской

    темный мир

    и множество

    горящих глаз

    и томный шепот ночи

    а в комнате 

    невинный розовый

    волшебный абажур

    и маленькие чашки  чая

    шелест платья

    и даже обещание чудес

    и может быть

    такие поцелуи

    которым

    не бывает и конца.

     

     

     

       .   .   .


    Холод осень
    сны оборванные как цветы
    и собранные в мутную от дождя и тумана 
    корзину памяти
    закат
    багровыми пальцами
    трогающий опавшие листья
    пригород
    расползающийся вдаль 
    под широкой ладонью неба
    и безмолвие
    тягучее резиновое
    напоминающее смирительную рубашку
    в которой безысходно бьются
    прозрачные хрупкие чувства.

     

     

     

     

     

     

     

     

       .   .   .

     

    Плеск ласковой волны
    у ваших ног
    и свечи сосен
    на вечернем солнце
    догорают
    и серп  луны
    едва заметный полубог
    на бледном небе
    воскресает
    и вы стоите
    рядом с тишиной
    немого неба
    словно изваянье
    и я дарю вам
    только вам одной
    заката  уходящее сиянье.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

       .   .   .


    Тишина
    как пластырь 
    для тебя
    прилепилась
    чтобы не болела
    постоянно
    гордая душа
    чтоб она казалась
    такой белой
    как халат
    счастливого врача
    он приходит  даже
    среди ночи
    проверяет  пульс
    у нашей жизни
    и кладет  на голову
    повязку
    и повязка эта
    изо льда.

     

     

     

     

       .   .   .


    Жизнь нагревается
    солнце похоже на примус
    можно согреть на нем душу
    а можно уйти
    к синей прозрачной воде
    образующей море
    где плавают рыбы
    и корабли
    под большими
    как множество белых платков
    парусами
    на которых уходим
    порой
    в неизвестность
    чтобы снова
    вернуться обратно
    с полным трюмом
    невиданных новых чудес.

     

     

     

     

       .   .   .

     

    Я доберусь

    до краешка земли

    и там на краешке

    усядусь посмотреть

    на черную вселенную

    с обрыва

    в ней звезд немеряно

    и все они кружатся

    как будто бы

    танцуют для тебя

    и среди них

    волшебница луна

    счастливая

    такая молодая

    я так хотел бы

    взять ее с собой

    в наш мир земной

    но ведь она нагая

    и люди рядом

    это не поймут

    и  среди них

    нагих царевен не встречают

    бывают только

    маленькие дети

    и бабушки

    которым тыща лет.

     

     

     

     

       .   .    .

     

    Я буду все отодвигать

    подальше от  себя

    любой рассвет

    любой закат

    любую бурную весну

    любую плачущую осень

    и навсегда останусь

    молодым

    поскольку отгоню

    и старость

    и запрещу ей

    появляться дома

    закрою рот

    и выставлю за дверь

    не посчитаюсь

    даже с счастьем

    безмятежным

    не дам себя обнять

    и  душа в душу

    с ним не буду жить

    и телефона

    добрым феям

    не оставлю.

     

     

     

     

       .   .   .

     

    Ты становишься

    частью души

    самой лучшей

    и самой красивой

    такой юной

    как нежный цветок

    на поляне весны

    как подснежник

    только он

    никогда не увянет

    даже если

    не будет весны.

     

     

     

     

       .   .   .

     

    Мне кажется  не я

    а жизнь состарилась

    и вот бредет

    по улицам с клюкой

    и шаркает ногами

    как старуха

    а я такой же молодой

    как был когда-то

    мне все легко

    любить

    и верить  в счастье

    которое приходит

    как девчонка

    что  бы меня

    ночами целовать.

     

     

     

     

     

     

     

       .   .   .

     

    Может ты

    меня  заговорила

    может месяц

    нас заговорил

    он сиял

    улыбкой колдуна

    за окном

    и был

    как будто  рядом

    как и  ты

    но только без души

    свет его  похож

    на сок лимона

    и налит

    в божественный стакан

    этой ночи

    и еще не выпит.

     

     

     

     

     

       .   .   .

     

     

    Почему ты дюймовочка

    как ты

    расти перестала

    этот лист

    для тебя как ладья

    и плывешь ты

    по морю любви

    только волны большие

    проглотят тебя

    словно рыбы

    и твой лист

    упадет на холодное дно.

     

     

     

       .   .   .

     

    Все становится

    очень красивым

    вот таким

    как и было во сне

    оголенные плечи заката

    поцелуи последние

    дня

    и уже появляется

    снова

    обнаженная в небе

    луна

    и все шепчет

    об этой

    невиданной встрече

    на пороге

    ночной тишины

    когда птицы 

    уже не поют

    и легко зажигаются

    первые звезды.

     

     

     

     

     

       .   .   .

     

    Зачем я такой

    быть бы мне

    совершенно другим

    великаном

    в больших сапогах

    или маленьким гномом

    веселым

    и за бабочкой синей

    гоняться

    на поляне лесной

    и смеяться

    серебряным смехом

    так похожим

    на капли росы

    но ведь я же иной

    я летаю как птица

    в облаках

    полных  очень холодной

     воды

    превратившейся в пар

    высоко над землей

    где всегда по ночам

    загораются яркие звезды.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

       .   .  .

     

    Что ты можешь купить

    из простых статуэток

    на стол -

    вот скульптуру

    «медведь нападает на лося»

    или  - гордый орел

    восседает на камне

    и крылья зловеще раскрыл

    или ту где русалка

    сидит  на песке

    соблазняя кого-то игриво

    а вот я бы хотел

    за любые

    доступные деньги

    скульптуру покоя

    где в кровати

    лежит человек

    и мечтательно

    смотрит в окно

    или спит

    безмятежно счастливый.

     

     

     

     

     

       .   .   .

     

    Почему все любимые девушки -

    это цветы  на поляне

    в волшебном лесу

    а все дряхлые злые старухи -

    колючий репейник

    в глубокой  канаве

    есть на свете и бабочки

    с крыльями

    цвета морской

    накатившей волны

    трудовые рабочие пчелки

    и вечно ленивые трутни

    ну а больше всего

    суетливых простых муравьев

    из за них и весь мир

    превратился  давно в муравейник

    myblog 2 дн. назад
  • алексей дмитриев обновил(а) стихи в дневнике непальское время...

    Отменяются  горизонтали

    В этой в небо идущей стране,

    Королевство пыли и печали

    Распахнуло объятия мне...

    Горделиво молчит Анапурна,

    Завернувшись вуалью снегов,

    От того-то и речи сумбурны,

    Устыдясь  многомыслью  веков...

    Здесь шаги - за собою погоня

    Без сомнений, лукавства, торгов,

    Знак любви - единенье ладоней,

    Растопляющих снег ледников...

    Вид ступней и  мозолей кровавых,

    Убеждают, что ты не во сне,

    Нет, не каждому верится в право 

    Полюбить себя в этой стране...

    И не кажется это, как-будто

    Исчезают здесь  мыслей стада,

    Остается нашептанной Буддой

    Только мысль: вновь вернуться сюда...

    Ноша тут не зовется бременем,

    Все дороги ведут в облака...

    Я в плену у непальского времени

    Не на час, не на год - на века !

     

     

    myblog 3 дн. назад
  • Николай Саллас создал(а) стихи в дневнике Семейные неурядицы...

     

    Так получается, порою без причин,
    Что иногда нет места примиренью
    И закипает в венах злой адреналин,
    Ведущий свару снова к продолженью.

    И успокоиться нет воли, а язык,
    Выискивает факты по-больнее.
    Всё выдаётся сходу в лоб и напрямик,
    Чем дальше - только хуже и дурнее.

    Непримиримыми врагами стали мы.
    Любовь забыта, но должна вернуться.
    От напряженья чувства в нас глухонемы -
    Прозреть настало время и проснуться.

    Быть неразлучными, счастливыми людьми,
    Себя с других сторон совсем не зная,
    Ведь нет дороже в жизни дома и семьи.
    Куда дорожка выведет кривая?

    27.12.2017
    myblog 3 дн. назад
  • Сергей Носов создал(а) стихи в дневнике СТИХИ В ЖУРНАЛ "НИЖ...

     

    В МОЕЙ ЖИЗНИ ВКЛЮЧАЕТСЯ РОЗОВЫЙ СВЕТ
    СТИХИ В ЖУРНАЛ  «НИЖНИЙ  НОВГОРОД»

     

     

     

     

       .   .   .

     

    В моей жизни

    включается

    розовый свет

    и встречаю я девушку

    в розовой

    нежной косынке

    и луна стала розовой

    лишь для меня

    по ночам

    и счастливое утро

    гуляет

    в коротеньком

    розовом платье

    это значит

    что я

    возвращаюсь к любви

    и беру ее

    на руки

    нежно целуя

    потому что она

    дожидалась меня

    всю холодную осень

    одна

    у калитки

    в запушенный

    сказочный

    розовый сад.

     

     

     

     

       .   .   .

     

    Входят добрые гномы

    один за  другим

    в твою жизнь

    и привозят

    то новую радость

    на маленькой

    желтой тележке

    то надежду большую

    несут на руках

    то на привязи

    водят слона

    по прозванию «Счастье»

    и он громко трубит

    у тебя под окном

    эти милые гномы

    всегда для тебя суетятся

    и живут они

    в старом дремучем лесу

    под корнями деревьев

    чтобы их

    великан не увидел

    и случайно

    ножищами в землю

    навек не втоптал.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

       .   .   .

     

    Все время люди

    шли и шли

    толпой мимо тебя

    отталкивали

    на обочину дороги

    смеялись и шутили

    над тобой

    мол пусть стоит

    всегда в своей канаве

    одиноко

    как старый столб

    ненужный никому

    но вот дорога

    подошла к концу

    и всех кто шел по ней

    забрали

    одного - в солдаты

    другого - в продавцы

    всех остальных -

    в тюремщики и судьи

    и кто- то

    в заключенные попал

    а ты же выбрался

    один

    на эту же дорогу

    и вдруг пошел по ней

    обратно

    в ту сторону

    откуда все пришли

    там лес и поле

    дети и цветы

    и небо голубое

    и  птицы

    удивительно  поют.

     

     

     

     

     

       .   .   .


    А  музыка  льется
    как  из  кувшина  вода  темной  ночью
    и  пляшут  сливаясь  в томительно  нежных  объятьях
    то  ли  призраки  то  ли  тени
    свободные  и  пустые
    как  новогодние рюмки  утром
    и  конечно
    полночь  может  творить  все  что  захочет  сегодня
    где  скромность  -  неясно
    а  сдержанность  -  там   далеко
    где  ждут  терпеливо  знакомые  руки  и  лица
    где  ворох    забот
    хоронить  которые  не  придет  самодовольный волшебник
    дарящий  вместо  свободы  безделушки
    вместо  счастья  надежды
    а  вместо  тебя   пустоту.

     

     

     

     

        .    .    .


    Вновь  кинулся  ветер  на  нас  
    и  чье-то стекло  на  последнем  шестом  этаже
    разлетелось  на  искры
    упав  на  подошву  двора
    который  колодцем  считается
    чтобы  задумчивый  старенький  бог
    свесив  ноги  с  пушистого  облака  мог
    ведром  зачерпнуть  петроградскую  сырость  на  пробу
    запить  свою  скуку
    и  снова  уплыть  за  дома
    качаясь  в  белесой  перине
    гонимый  озлобленным  ветром
    и  добрый
    как  глупый  волшебник
    запрыгнувший  как-то  в  пустую  бутылку
    в  ней  брошенный  в  море
    которое  просто  разбило  бутылку  о  скалы...
    Обиженный  этим  волшебник  стал  ветром
    терзающим  море  и  бьющим  невинные  стекла 
    а  старого  бога  на  облаке  вечно  носящим  с  собою
    ночами  и  днями
    которые  нам  во  дворе   очень   скучно   считать.

     

     

     

       .    .    .

    Как  воздушные  шарики  плыли  минуты  в  окно
    дверь  зевала
    безжизненно  лаяла  чья-то  собака
    за  низким  забором
    спели  грузные  яблоки  в  старом  саду
    и  термометр  важно  показывал  двадцать
    верных  градусов  нужного  телу  тепла
    за  которым  не  будешь  гоняться  по  свету
    но  которое  ценишь  когда  оно  нежно  обнимет
    твою  хрупкую  плоть
    защитив  от  душевных  простуд
    и  тяжелого  зимнего  кашля
    стареют
    только  листья   рябины
    закрывшей на улицу вид
    как  скрывает  обложка  порой 
    содержание книги
    но  листья  живут  от  весны
    до  разнузданной  осени
    с злыми дождями
    а  люди  способны
    целый  год  перетопать в  одних  сапогах 
    и  это
    долгожительство  разума  -  важно
    как  важен  рассвет
    с  его  солнцем  
    в ладони прозрачного неба
    как  важен  исход
    из  растительной  жизни 
    в росой просияющий разум.

     

     

       .   .   .

     

    На небе
    рыбий глаз луны
    а на земле
    чернильница из жести
    наполненная  черными чернилами
    всю ночь
    в нее макает дьявол  свои перья
    и пишет письма богу
    что мол он
    ни в чем не виноват
    он тоже добрый
    только вот не знает
    как же быть
    чтоб сгинуть навсегда.

     

     

       .   .   .

     

    Не знаю почему

    мне хорошо

    наверно потому

    что нет плохого

    и дождь на голову

    не льет

    и до костей

    мороз не пробирает

    и ветер не сбивает

    с ног

    а в остальном

    хорошего и нет

    и ну разве хорошо

    что сейчас ночь

    а завтра будет утро

    хотя ведь и не плохо

    просто мир

    похож на старое

    потертое пальто

    которое ты носишь

    потому

    что нет другого

    и лучше

    хоть какое-то иметь.

     

     

       .   .   .

     

    Ты все придумал

    пусто в этом мире

    цветут цветы

    но как-то невпопад

    растут деревья

    но увы

    так тихо

    что вырасти

    не смогут никогда

    пока ты жив

    и так это и будет

    течет вода

    в реке времен

    куда-то вдаль

    где ты и не был

    и не будешь никогда

    оставшись здесь

    среди пустого мира.

     

     

     

     

     

       .   .   .

     

    И некто вновь пришел

    задвинул шторы

    и  стало на душе

    опять темно

    и слышен

    только  шепот

    духов ночи

    они стоят вновь

    за твоей спиной

    и  шепелявят

    так тебе и надо

    ты  вечно

    слишком  многого хотел

    теперь остался

    тенью в коридоре

    ведущем  как обычно

    в никуда.

     

     

     

       .   .   .

    Ты для всех окружающих

    стал незаметен

    тебя просто не видит

    никто

    и не может увидеть

    даже если бы этого

    и захотел

    ты наверное стал

    совершенно прозрачен

    как стекло

    или лучше стекла

    словно воздух

    которым мы дышим

    но не видим его

    никогда

    так и я вот  с тобой

    говорю

    но тебя никогда

    не увижу

    лишь почувствую

    холод вокруг

    когда  ты

    незаметно уйдешь.

     

     

     

     

     

       .   .   .

     

    И я  был другим

    да  и ты

    в длинном платье

     и мы попрощались

    и было темно

    в нашем старом

    заросшем саду

    и горело однако

    в  том флигеле

    дальнем

    всю ночь

    одинокое наше окно.

     

    myblog 4 дн. назад
  • алексей дмитриев обновил(а) стихи в дневнике эпиграммы 1...

    Я-гвоздь,а потому негоже мне

    Соперничать с шурупом или с скобкой...

    Как не дружить вину и пробке,

    Сколь не сближались бы оне...


    Чуть-чуть уставшее, но трепетное тело

    На простынь мятую направленно летело...

    Совсем не для того, чего всегда хотело -

    А, уступив в полемике  Отеллу


    Он, она, они, оно

    Знаются давным-давно...

    Он, она, оно, они

    Коротают вместе дни...

    Он, она, они, оно

    Поют ладно в унисон...

    Но и ей, ему и им 

    Требуется псевдоним !



    Я словом русским и живу, и мру,

    Неся сквозь время памятный урок :

    Пусть в начатом стихе опять привру,

    Но удержусь  в соблазне.... между строк !


    Он, должно быть, в пальто,

    Я, наверно, в жилете весь;

    Вот и ясно теперь : кто есть кто -

    Там с карманами разница есть


    Всегда весна приходит за зимой,

    Её сменяет рано-поздно лето...

    Поэзия порой сменяется фигнёй,

    Но не догадываемся мы об этом !

    myblog 4 дн. назад
  • алексей дмитриев создал(а) стихи в дневнике эпиграммы 2...

    Терпение моё, долготерпение,

    Воздухопение,  собою "возомнение",

    И в облаках достойных возвеличивания -

    Вся правда собственно Безличия...


    Бредёт один как перст у океана,

    Роняя шлейф невидимых иголок

    С сарказмами, достойными титанов

    И с полными карманами подколок...


    И в отмеренном рифмой пространстве,

    Отразясь ещё раз в коньяке,

    На развалинах ницшеанства

    Узнаю мудреца в простаке...


    Чуть коснувшись ладони, тает

    Детством пахнущий робкий снег,

    От меня самого сокрывая

    Мой нехитрый заморский ковчег...


    Неотвратимо, непреодолимо...

    Вы вслушайтесь, о. музыка имён,

    Бежит у ног волшебницы Мальвины

    Шансон от всех народов и времён...


    Венком, сплетённыму из роз и олеандров,

    Уколота  и  исцелённая собой,

    Явись мне снова, муза Александра,

    Без вышеперечисленного,  нагой...


    Как ветерану не усвоенных уроков,

    Из всех дозволенных свобод  довольно мне одной -

    Без помпы, благодетельности напускной

    Свободы от заслуженных упрёков...

    myblog 4 дн. назад
  • Николай Саллас обновил(а) стихи в дневнике Ну, наконец, вернулс...

     

     

    Снег к Рождеству украсил город.
    Лопаты дворничьи скребут.
    Ну, наконец, вернулся холод,
    Который как спасенье ждут.

    Отличный повод прогуляться.
    Приятно мне, когда мороз.
    Спешу быстрее одеваться -
    Снег в январе, да не вопрос.

    Ещё каникулы в разгаре.
    Иссяк накопленный запас,
    А магазинчики в наваре -
    Встречают страждущих у касс.

    Уже наелись и напились,
    И на ура пошёл рассол,
    Как будто заново родились,
    Хорош был праздник, но прошёл.

    Зимою дождь не убеждает.
    Таскаю зонт с собой все дни.
    Насыпет снег, потом растает -
    Скользят по сырости ступни.

    Спят люди, улицы пустые -
    Настала выспаться пора.
    Проходят быстро выходные -
    Блестит на ёлках мишура.

    05.01.2018

     

     

     

    myblog 4 дн. назад
  • Я думал о Боге

    Я думал о Боге,

    о том, что жестоко -

    дарить, а потом - отбирать,

    смотреть, как над телом

    больного ребенка

    стенает в бессилии мать,

     

    как плачет жена

    над солдатом ушедшим

    и павшим

    в ненужном бою,

    как в горе горит

    человек поседевший,

    за миг потерявший семью.

     

    Как это понять?

    Ты сказал: испытанье!

    Чтоб знали его доброту!

    Чтоб ведать,

    достоин ли ты наказанья,

    пытает он Веру твою.

     

    Тогда возразил я:

    - Простил бы жестокость,

    пусть льется она через край,

    когда б он на свете

    любил хоть кого-то!

     

    - Он любит.

    Прощай же!

     

    ПРОЩАЙ!

    myblog 5 дн. назад
  • Николай Саллас создал(а) стихи в дневнике Ну, наконец, вернулс...

     

     

    Снег к Рождеству украсил город.
    Лопаты дворников скребут.
    Ну, наконец, вернулся холод,
    Который как спасенье ждут.

    Отличный повод прогуляться.
    Приятно мне, когда мороз.
    Спешу быстрее одеваться -
    Снег в январе, да не вопрос.

    Ещё каникулы в разгаре.
    Иссяк накопленный запас,
    А магазинчики в наваре -
    Встречают страждущих у касс.

    Уже наелись и напились,
    И на ура пошёл рассол,
    Как будто заново родились,
    Хорош был праздник, но прошёл.

    Зимою дождь не убеждает.
    Таскаю зонт с собой все дни.
    Насыпет снег, потом растает -
    Скользят по сырости ступни.

    Спят люди, улицы пустые -
    Настала выспаться пора.
    Проходят быстро выходные -
    Блестит на ёлках мишура.

    05.01.2018

     

     

     

    myblog 5 дн. назад
  • Роман Бэттэр обновил(а) стихи в дневнике Смотрите люди...

    Смотрите люди, я дошел до края.
    Шагнул вперед. Но, не упав, взлетаю…  
    Над пропастью парю. И страха нет.                  
    Ни цепь меня не держит, и ни стены.     
    Свободен я. И жив одновременно!
    И вижу лишь добро и чистый свет.                      

    Оставлен мир, покрытый грязной пылью.
    Я, словно ангел, расправляю крылья,
    Взмываю ввысь и продолжаю жить!
    В потоках воздуха, как будто в снах, купаюсь,
    Душой израненной с Создателем сливаюсь…
    Прощаю всех. Чтоб все смогли простить.

    myblog 5 дн. назад
  • Дмитрий Шнайдер создал(а) стихи в дневнике Разведёнка...

    И не грустно и не больно.

    Затянулись в сердце раны.

    Ты спокойна. Ты довольна

    Этой жизнью без изъянов.

     

    Этой жизнью беззаботной

    Без скандалов и упрёков.

    Хорошо, легко, свободно

    И совсем не одиноко.

     

    Не страдаешь. Не тоскуешь.

    Стала девушкой беспечной.

    Почему тогда ревнуешь,

    Как и раньше, к каждой встречной?

    myblog 5 дн. назад
  • Дмитрий Шнайдер создал(а) стихи в дневнике Салки под дождём ...

    Хлещет ливень строгий

    Землю по спине.

    Солнце на востоке

    Не восходит. Нет.

     

    Располнела речка.

    Робко плачет лес.

    Милый луг беспечный

    Под водой исчез.

     

    Грозно воет ветер

    И стучится в дом.

    Но играют дети

    В салки всем двором.

    myblog 5 дн. назад
  • Дмитрий Шнайдер создал(а) стихи в дневнике Судьба испытывает на...

    Судьба испытывает нас

    На прочность, гибкость и живучесть,

    На разум, волю, зоркость глаз…

    Но незавидна будет участь

    Капризной, взбалмошной судьбы,

    Когда решит совсем не быть

     

    Изобретательный чудак,

    Как все, всего лишь жалкой жертвой.

    Судьбу он испытает так,

    Что ей лечить придётся нервы

    И проклиная свой удел,

    Творить лишь то, что он хотел.

    myblog 5 дн. назад